Фанта с восклицательным знаком

Вкус восклицательного знака | Брендинг | tyoududerphoe.ga

фанта с восклицательным знаком

И можно подумать о содержании очередного фанта. Маршрут самый Восклицательный знак – это я не ругаюсь, это так, для бумаги. Шар не умеет . Один, значит, Восклицательный Знак, напившись пьян, потерял свою точку. Он проснулся утром и ощутил состояние похмелья в. машина мазда 3.сегодня спрыгнул с бровки и брюхом ударился.ничего не потекло.через 10 км.в тянучке загорелся значёк руля с.

Мама попыталась высказать сомнения, но была тут же поставлена на место строгим окриком, типа тебе с твоим гуманитарным образованием не хрен лезть в сложный технический процесс. А донышко с каждым днём вспучивалось и вспучивалось. Вскоре оно уже походило на обнажённую грудь старой знакомой Игоря толстушки Инночки, с которой они в своё время не сошлись в вопросах орального секса. Изменение формы бочонка взволновало всех, особенно маму и Люсю, которые смотрели на неё как на фугас замедленного действия и обходили далеко стороной.

Папа делал вид, что брожение идёт по плану, но в его задумчивом взоре всё чаще читалась озабоченность. И вот сейчас он спросил с надеждой, теребя жёсткий ус: Папа обнадёженный ушёл, а Игорь невидящим взглядом уставился в журнал. Но отдохнуть не пришлось. С кухни вернулась Люся и попросила включить музыку. Сложный музыкальный центр, купленный на днях, она изучила плохо и не знала пока, где кнопка супер-бас, где реверс, где выброс кассеты или диска.

Центр вспыхнул бродвейскими огоньками, жадно высунул язык и подавился сборником российской эстрады. Назойливо заморгали разноцветные индикаторы, что-то запело гадким голосом. Но мы ведь не боимся грозы, правда, малыш? В зале папа оккупировал тахту и смотрел какую-то политически-аналитическую ахинею, изредка отвлекаясь на своё вздувшееся детище. Папу с тахты и трактором не стащишь, — подумал Игорь и отправился в родительскую спальню.

Мама сидела в кресле, перечитывала кипу школьных методических пособий. На вопрос сына, можно ли прилечь на пустующее ложе, она что-то невнятно пробормотала. Игорь, уловив в её голосе нотки согласия, погрузился в невероятно мягкую перину и тут же уснул. Через час под голос ненавистного, но всегда смотримого ведущего задремал папа, не забыв поставить телевизор на таймер. Минут через пятнадцать, не дождавшись мужа, погрузилась в сон и Люся.

А ещё через двадцать минут пошёл дождь. Сильные струи в момент смыли пыльную пудру с асфальта. Причесали всклокоченные лохмы травы. Исхлестали поникшую листву тополей. С грохотом промассажировали ржавую спину подоконника. Растворили в себе уличные звуки, оставив только один, дробный и равномерный. И тут, как говаривал Рэй Брэдбери, грянул гром. Молния ослепительной каракатицей ударила в фонарный столб, стоящий прямо напротив уснувшей квартиры.

Получился маленький, но эффектный взрыв. Что произошло в электрическом понимании вопроса, сказать трудно. То ли что-то замкнуло, то ли наоборот, что, в общем-то, не важно. Важно то, что диковинная музыкальная балалайка самопроизвольно включилась. Лампочки брызнули разноцветным салютом, заскрежетали гитары, Тилл Линдеманн взревел неподражаемым голосом.

На фоне разыгравшейся грозы зловещая музыка звучала как идеальное сопровождение к дьявольскому шабашу. На фоне беременности Люся была чересчур впечатлительна.

Поэтому, проснувшись, она страшно испугалась и, естественно, попыталась найти успокоение в объятиях мужа. Но, о ужас, объятия, как и сам муж в постели отсутствовали! Она тут же вспомнила, что он решил отдохнуть в зале, скатилась с кровати и под демонический аккомпанемент метнулась в зал, попискивая на ходу.

Лежит почему-то одетый, не укрывшийся. Скорее к нему, к своему верному защитнику. Люся бухнулась на тахту и прижалась губами к мягкой щеке милого.

Щека оказалась далеко не мягкой, а под носом милого колющей щёткой топорщились усы! Люся больше не могла сдерживать. Прекрасно осознавая, что под ней находится не демон, а родной свёкор, но при этом не в силах остановиться.

А папе снился жуткий сон. Будто диктор Евгений Киселёв висит повешенный на кухне. Висит и поливает, гадюка, грязью кремлёвскую политику в отношении кавказских народов. Вот он настигает папу, наваливается на него, бьёт в лицо и с душераздирающим криком начинает душить. Папа проснулся и действительно ощутил, что на нём кто-то лежит, орёт и молотит по лицу. Понимая в душе, что лежит на нём вовсе не Киселёв, он тоже начинает кричать благим матом и спросонья нелепо отбиваться.

Ей тоже снился сон. Будто она в педагогических целях сливает из ненавистного кега брагу и наполняет его чистой водой. Муж, не ведая о подмене, нацеживает себе полную кружку, пьёт и тут же из его перекошенного рта вырывается крик: Заслышав подозрительную садо-мазохистскую возню на тахте, рванулась к выключателю.

Зацепила в темноте треклятую флягу. Щёлк… совпадения, конечно же, бывают, но такое могло произойти только в эту ночь. Как только пяти-рожковая люстра со стеклянными висюльками осветила тахтовое побоище, запас атмосфер, отпущенный кегу заводом изготовителем, закончился. Неизвестно сколько их там было — тысяча или пятьсот, наверно, гораздо меньше, но играющая бражка в поисках свободы в клочья разорвала днище стальной бочки и вырвалась наружу.

Гейзер Великан, что на Камчатке, меркнет в сравнении с оргазмическим выбросом, происшедшим в отдельной квартире Северного спального района нашего города. Хлопнуло так, что и папа, и Люся замолчали, как партизаны, почувствовав, что случилось неладное. Люстру снесло напрочь мутно-коричневой струёй. На потолке образовалось огромное моросящее пятно. Мебель, ковры, обои и все без исключения персоны, находящиеся в зале, покрылись липкой жижей, пенящейся и смердящей.

После взрыва проснулся Игорь. Прошёл в зал и включил бра. Вымолвил, с трудом подбирая слова: В жизни и не такое бывает. Вот взять моего двоюродного брата… У него с помощью газовой печки дьявол в квартиру проник.

А потом он такую картину нарисовал, что ни одна душа… Или у меня… Я с детства почти всегда путаю левое и правое. И когда меня призвали в армию… Милена протяжно застонала и молитвенно сложила руки на груди.

Только не про армию! Достали все эти ваши дембеля, черпаки и прочая фигня! Лучше про беременных баб и про брагу. Кстати, история прикольная и вполне правдоподобная. Вот только… — Она замолчала на секунду, и я внутренне напрягся. В её глазах вспыхнули озорные искорки, на лице появилась ненавистная мне похотливая улыбочка.

А во время обоюдного оргазма взорвалась бы бочка, как символ что ли… Для усиления чувств, так сказать. Вот это, я понимаю, был бы финал! Но и так не плохо. Или, ещё… Именно за такое словоблудие я порой готов растерзать разлюбезную гречаночку.

Я прямо весь закипаю, когда слышу, как с её прекрасных губ слетает гнусная пошлость, перемешанная с порнухой. А иногда просто трудно уловить, где кончаются фантазии, и наступает реальность. Уши вянут, когда Милену прорывает на трескотню, сдобренную пикантными мягко сказано подробностями и намёками, направленными частенько и в мою сторону.

Особо я негодую, когда главной героиней её эротических баек выступает она. И, как правило, в омерзительной и неприглядной роли. Лев Таланцев далеко не сноб, не ангел, не ханжа, и речь его не расцвечена яркими эпитетами скорее наоборотно меру-то знать нужно! Предвидя возможное продолжение развития сюжета о внутрисемейных изменах а там мог выплыть такой вариант — мама в тёмной спальне путает Игоря с папой, Игорь путает маму с Люсей, и начинается групповой инцест с последующим взрывом и всеобщим постыдным разоблачениемкак бы ненароком перебил её и обратился к Вискарю: Я и сейчас иногда путаю.

Восклицательный знак на телефоне

Говорят — это болезнь какая-то. Только по наручным часам и ориентируюсь. Там, где часы, там и… Он запнулся, а мы дружно рассмеялись. Даже насупившаяся из-за моей бесцеремонности Милена.

Сено-солома… Вот вы, сэр Хелтэ-Скелтэ, в армии не служили, насколько я знаю? Во время передвижения строем или вне строя нужно начать постепенно поворачивать влево. Я победоносно поглядел на Милену, но впечатления на неё явно не произвёл.

Она только хмыкнула что-то себе под нос и демонстративно принялась рассматривать свой яркий маникюр. А ты как думал? А делал так, что вся казарма потухала! Сбегались посмотреть, как на шоу Бени Хилла. Выставлял правое плечо вперёд и продолжал идти прямо, не сворачивая. Он изобразил себя в строю, и стал уморительно похож на танцора сиртаки в средневековом костюме.

Мы снова покатились со смеху. А Бражник, словно не замечая нашего веселья, продолжил, потешно пуча глаза и размахивая руками. Сколько раз я ломал ротную коробку… Ох, и… доставалось мне от ребят. Зато на все строевые смотры и парады я обычно попадал в больничку.

Чтобы не портить показатели части… Ёханый бабай! Как всё же справедлива поговорка — дуракам везёт. Вот Бражник… Бестолочь — какую поискать! А ведь денег — куры не клюют. Начинал же с примитива — гнал, как в том рассказе, самогон.

В очень удачные для этого дела восьмидесятые. Если быть точным, начинала его мать, а он продолжил. Аккурат после опубликования в прессе пресловутого антиалкогольного указа. И поднялся враз на неуёмной жажде наших сограждан.

А потом стал работать по крупному. С государственными ликёроводочными и спирт-заводами. Апофеозом его горячительной деятельности стала долгосрочная афёра по вывозу продукции за границу. Водка никуда не вывозилась, но по документации являлась экспортной.

Что значительно влияло на закупочные цены. Они были настолько низкими, что даже после оптовой продажи получались суперприбыли. Не знаю, сам ли Бражник придумал такую хитровывернутую комбинацию, но главное, что мошна его раздулась до невиданных размеров.

Однако из доходного бизнеса его вскоре вытеснили криминальные пацаны. И ему пришлось плавно переместиться из водочных магнатов в маклера среднего звена. Собранных капиталов хватило и с лихвой на дополнительное участие в махинациях с углём и в последствии рыбой. Номинально Бражник числился замом крупной продуктовой базы с алкогольным уклоном.

На котором какой-то художник-доходяга нарисовал непритязательный натюрморт, состоящий из бутылок водки, вина и пива, а так же конфеты, куска сыра и чего-то, похожего на городскую булочку.

Плакат венчала суровая надпись: Иногда он даже появлялся на работе. Жил в скромном загородном замке. Любовницы у него случались, но как правило почасовые, из саунных девчонок. Я засомневался, а правомерно ли называть Авдюшу дураком?

Живёт красиво и спокойно. В его возрасте многие амбициозные слово-то какое! И всё же… А вот Бзезянц дурак стопудовый. А деньги-то все папашкины-мамашкины. И контроль над ними. Плюс группа поддержки из областной сборной по вольной борьбе и боксу. Ржёт над Бражником, а сам себя макает порой, как в дерьмо, в своё беспонтовое прошлое. Рыбками он торговал на рынке. Сшибал по мелочи на мороженое.

А папа, директор зоопарка, видя тягу сынишки к биологии, устроил его после окончания школы к себе разнорабочим, с перспективой прямого попадания в престижный ветеринарный институт. И вот, представьте себе, у нашего Бзе в трудовой книжке появляется первая запись. Кто другой сжёг бы эту книжку к чёртовой матери подальше от позора. Артурчик же до сих пор всем её показывает и скалит зубы. За зоопарк и получил кличку Зверёк. Хотя второе имя приросло к нему, скорее всего, из-за чрезмерной волосатости и чернявости с носатостью и узколобостью в придачу.

Кстати, клетки он чистил не долго. Мама сделала из него доктора. И не абы какого, а стоматолога. Зубы он по понятным причинам лечить боялся, рыбками торговать не хотел, а другого делать ничего не умел.

фанта с восклицательным знаком

Впрочем, нет, умел он на троечку с минусом играть на кларнете. Поэтому раз, а то и два в месяц его приглашали обычно от безысходности подудеть на армянские свадьбы на подмену основному кларнетисту. И ещё он неслабо гонял на мотоцикле. В смысле быстро и безрассудно. Но из петушиного и опасного лихачества никакой пользы не извлекал.

Наоборот — тянул деньги из родительского кармана на бензин и дорогие запчасти. Даже женили на богатенькой сиротке армяночке, унаследовавшей по несчастью для кого как внушительный маслоцех и цветочную ферму на двадцать гектаров. Папа ушёл с работы, мудро предвидя, что шашлычки из зубрятины, оленятины и всего прочего поговаривали, что даже слон был отдан на заклание, ради одного нужного человечка из Азербайджана выдут ему боком.

Мама же напротив укрепила свои позиции в медицине и решила, что пора открывать собственное. Кто такая была эта самая Шаганэ не знал. Но как ни странно непонятное название дела не испортило. На семейном совете решили привлечь к работе Артурчика. Бзе сам, естественно, не практиковал, а исполнял инкассаторскую работу.

Фанты (Бодак Борис) / Проза.ру

Иногда мотался в Германию за оборудованием, инструментом, лекарствами и расходными материалами. И вскоре кабинеты стали множиться по городу, как грибы после дождя. Второе слово обозначало, кому улыбка принадлежит.

Тут, несомненно, блеснул остроумием наш Зверёк. Вот некоторые образчики его умоизысканий. Больше всего мне понравились: Улыбка Терпсихоры и Улыбка Полишинеля. Корявые названия ни в коей мере не снижали потока беззубых и обеспеченных граждан города и области, верящих в девиз фирмы: К тому же у папы неожиданно открылись способности к сельскому хозяйству.

На что пригодились угодья невестки. А сам Артурчик, обросший связями, как его спина кудрями, открыл на паях с родным дядей страховую компанию. Благо родственник имел махровую лапу в администрации города и был не то депутатом, не то помощником депутата. Если Бзе выплыл на верха с помощью предков, то моя обожаемая Милена достигла уровня сообразительностью и трудолюбием. Она просто вовремя заметила, что город после всех перестроечных и черно-вторничных коллизий остался без сладкого.

То есть без тортов, пирожных, печенья, сдобных булочек и тому подобного. Идея не просто витала в воздухе, она висела над головой исполинским цеппелином, затмевая все мыслимые и немыслимые горизонты. Оставалось взять в свои руки управление этим необузданным и одичавшим от бесхозяйственности монстром. Что Милена и сделала. Последовал звонок брату в греческий город Волос, и уже через пятнадцать минут разговора вопрос был решён. А ещё через месяц где-то на задворках промышленного района открылся мини кондитерский цех.

Через год их стало три, появилось два кафетерия и один фирменный магазин. Сладкая продукция пользовалась невероятным успехом. Вскоре, словно прыщи на лице, созревающего в половом смысле юнца, стали то тут, то там выскакивать конкуренты. Но было уже поздно. Кондитерского гиганта сдвинуть с места оказалось невозможно. Втиснуться в прибыльный бизнес удалось немногим.

Даже с помощью криминала. Греческая мафия надёжно прикрывала земляков. Капиталы росли и требовали новых вложений. Милена и тут не подкачала. Она вовремя вспомнила про так любимые нашим народом полуфабрикаты. Пельмени, блинчики, котлеты, тесто, фарши и так далее. Возникли новые цеха и мощная сеть кондитерских. Братик Милены тоже не дремал. А родители удачливой предпринимательницы чтобы не скучать занимались организацией шоп-туров как их называли, шуб-туров в Грецию.

Дом Цилипиди стал очень богатым домом. Вот в ярчайшую представительницу этого дома меня и угораздило влюбиться. Но ведь я ещё не проявлял особого усердия. Может, пора перейти к решительным действиям? Я слишком уж откровенно посмотрел на, запыхавшуюся от хохота, Милену. Наши глаза, наконец, встретились. Она, словно бы прочитала в моём взгляде страстный призыв и поспешно замельтешила веером. Но тут же ей хватило секунды, чтобы скрыть свои чувства и найти нужную линию поведения я услышал её голос: Я удостоился чести поднести ей воду.

Не значит ли, что гнев сменился на милость, и мне представится возможность… наладить контакт. Надо брать быка за рога! И, вот ведь женщина, стрельнула глазками, чтобы насладиться разочарованием, отразившемся на моём лице. И тут же смена настроения. Таинственные нотки в голосе, смешанные с иронией. Амплитудная и динамичная жестикуляция сегодня в моей черепушке творится какой-то фразеологический симпозиум. Игривый румянец на щеках. Глаза — сама преисподняя!

Неужели вы не устали по сто раз пересказывать одно и то же? Где свежесть и неожиданность? Где мистика и динамика? Где секс, чёрт вас побери!? Послушаешь вас, так кроме мужиков и прапорщиков на свете никого и. Да мы её вообще не затрагивали! Господа, мы с вами ни разу не говорили о маньяках! А ведь это так интересно! Вот вы знаете, что маньяки не все одинаковые. Им не просто так поймать кого-нибудь, оттрахать и расчленить.

У каждого своя фишка. Один возбуждается на цвет волос. Другой на цвет колготок. Третий тащится от женщин в очках.

Фанта товарный знак Фанта напиток сода PNG изображение для бесплатной загрузки

Четвёртый сходит с ума от толстушек. Пятый любит китаянок или малолеток. Шестой прётся от веснушчатых плеч. Седьмой клюёт на запах. Восьмого прельщает улыбка или походка. Они все разные и… — Милые, — хохотнул Бзе и закашлялся в сигарном дыму. Возможно, мы их просто не понимаем. А возможно… Да мы просто мало знаем о них и не хотим знать. Мы их боимся и автоматически исключаем из собственных переживаний, чтобы не травмировать психику.

Мы травим их, как диких зверей. А надо стараться понять. Вот… Я сейчас же исправлю эту оплошность, и расскажу вам одну историйку. Немного фантастичную, но вполне удобоваримую и даже философскую. Я назвала её так Про сезонного маньяка, возбуждающегося на торопливый стук женских каблучков Была поздняя весна.

Листва в парке изумрудилась свежей и чистой зеленью. Трава пригибалась к земле под тяжестью хрустальных капель воды. Маньяк Вася сидел на любимой лавочке под раскидистой липой и ждал. У Васи был зонтик. Поэтому здесь он чувствовал себя очень уютно. Почти как дома, при рассматривании редкой коллекции марок, собранной дедом, отцом и им самим.

Ибо тут он испытывал приятное томление. Вчера тоже было томление. Но оно так и не воплотилось в сладостный миг освобождения от накопленной за три дня сексуальной энергии. Пришлось позорно самоудовлетворяться под некачественную фонограмму, похищенную по случаю из архива Дома Радио. Эффект, конечно, не. Оргазм вялый и какой-то скучный. Если сегодня ничего не произойдёт, будет совсем плохо. Как бы не началось обострение. Опять разовьются старые неврозы.

Кайфа мало… Мимо прошли пошатываясь два мужика. Таких Вася презирал и ненавидел. Пьянство почитал, как вредное и неразумное времяпровождение. Особо не терпел пьяных женщин и подростков… Вслед за мужиками под ручку продефилировала парочка влюблённых.

А после свадьбы — секс по расписанию. Ни тебе чувств, ни тебе тайны. Всё ясно и. Вася широко зевнул, хрустнув скулами. Такая плавная походка не расшевелит моего малыша… Потом прошёл одинокий молодой человек.

В наушниках и бейсболке. Но на ногах его поскрипывали новые такие ненавистные кроссовки. Они стука не издавали. А если бы и издавали, то вряд ли бы вызвали у Васи интерес к себе подобному… Потом долго никто не проходил.

Вася заволновался — неужели опять всё напрасно?! Он посмотрел на часы. Фосфорные точечки и стрелки подсказали ему, что уже половина первого. Ещё полчаса, и можно отправляться… Тьфу-тьфу, чуть не сглазил. Вася отмахнулся от неприятных мыслей и прислушался. Его малыш дёрнулся и вдруг стал стремительно увеличиваться в размерах.

Тук-тук, тук-тук, тук-тук… Идёт! Словно каблучки из металла и цокают по гладкой мраморной плите, а не мягкому ноздреватому асфальту. Он сейчас напоминал сексуальный флюгер с самонаводящейся боеголовкой. Вася закрыл зонтик и стрелой метнулся к боковой аллее, откуда доносились вожделённые звуки.

Дождь поутих, поэтому они слышались наиболее явственно в ночной тишине. Маньяк неслышно не такие уж ненавистные кроссовки выбежал на дорожку и тут же обнаружил цель. Высокая девушка в джинсовом костюме. Несколько худощавая и узкобёдрая. Зато целеустремлённая и одинокая. А как стучали её каблучки!. В общем, то, что. Только передвигалась она странно. Сильно наклонившись вперёд и держа что-то обеими руками на уровне груди. Но Вася мало обратил внимание на эту странность.

Ему было не до. Он включился в погоню. Он не выпускал из вида потёртую спину, ставшую для него путеводной звездой, и ждал подходящего момента, не переставая слушать. Тук-тук, тук-тук, тук-тук… Они прошли друг за другом на расстоянии тридцати шагов мимо каруселей.

Сердце прыгнуло в груди баскетбольным мячом. Прошли летнее кафе, планетарий, кинотеатр, памятник участникам событий семнадцатого августа тысяча девятьсот восемнадцатого года. Нет, рядом дорога; могут быть автомобили. Двигалась уверенно и целенаправленно. И какой ритм, какая чёткость!

Он уже явственно слышал, как трутся меж собой джинсовые штанины, как девушка что-то напевает себе под нос. И ничего не подозревает.

фанта с восклицательным знаком

Думает о чём-то, о своём. Её мысли где-то в завтрашнем дне. А завтра ведь для неё не наступит. Они прошли по улице Пушкинской два квартала, свернули на Соборный переулок и… о, чудесное везенье, жертва юркнула в глухую подворотню.

Ибо на Соборном все подворотни были глухими. Чуя развязку, маньяк прибавил ходу. Нырнул в тёмный зев, пахнущий котами, свежей извёсткой и сыростью. Крутанул ручку зонтика, вытащив наружу, спрятанную заточку. Выскочил в тёмный дворик, освещённый лишь тусклым светом лампочки Ильича, изготовленной наверно ещё при жизни вождя, терзаемого лаврами Эдисона. Девушка стояла перед невысоким покосившимся крыльцом и счищала грязь с обуви о ржавую скобу, вбитую в землю. Стук каблучков не прекращался!

Он оставался таким же чётким и, что ужаснее всего, таким же ритмичным. В руках он держал чёрную пирамиду размером с бутылку из-под шампанского, которая и издавала устойчивый перестук.

Но с Андреем надо было что-то делать — ненужный свидетель, хоть и вполне симпатичный парень. Сам себя он тешил тем, что уничтожит посредственного музыканта. Хороший не стал бы по ночам бегать с метрономом. Да и название ансамбля лажовое. Только за одно за это надо бы истребить всех его участников. Успокоившись на том, Вася крепче сжал заточку. Но прежде может, для оправдания своего страшного поступка он решил рассказать непредвиденной жертве историю о том Как легко стать маньяком Мальчик поехал летом на море, в пионерский лагерь имени Павлика Морозова, что на Тонком мысу в городе Геленджике.

Он был уже взрослым мальчиком. Ему ещё весной исполнилось четырнадцать лет, и осенью он собирался идти в восьмой класс. Пионерский возраст для него кончился. В лагере он оказался самым старшим. Может быть поэтому, может, ещё по какой причине ему совершенно не нравилось то, чем дружно занималась вся пионерская дружина. Он отлынивал от линеек.

фанта с восклицательным знаком

Спортом занимался самостоятельно, не принимая участия в коллективных играх. Игнорировал зарницу, художественную самодеятельность и даже выходы на море. На танцы не ходил, презирая неестественное топтание в обнимку с худосочными пионерками на волейбольной площадке.

Кино смотрел, забравшись на дерево или прямо из будки киномеханика, угрюмого и угреватого солдата срочника Квадригина, с которым сдружился на почве собирания марок. Одним словом — скучал парень. Не смутило ли это горожан и не сказалась ли отсутствие всякого намека на снег на пресловутом рождественском настроении?

Как при такой погоде работается тематическим ярмаркам, и много ли участников собрал рождественский фестиваль семьи? И хотя все торговые точки уже открыты, к часу дня здесь немноголюдно, и за порцией глинтвейна или свежим блином очередей.

Горит руль с восклицательным знаком

Куда больше горячего напитка пришедших интересует елка на площади, на фоне которой делают селфи или семейные фотографии. Из разговоров становится понятно, что многие здесь - туристы из России, совершающие последние вояж по Минску.

Пора домой, ведь 9 января заканчиваются их длинные новогодние каникулы. А вот минчане Игорь и Светлана идут к метро после службы в церкви и решили еще раз оценить праздничные украшения города: Особенно вечером, когда зажигаются все огоньки, красиво выглядит — мы уже который год сюда обязательно выбираемся на праздники. В женской речи чаще звучит неуверенность Кажется, наверное, возможно, может.

Мужчины чаще вводят конструкции со значением констатации конечно, разумеется. Это связано с тем, что мужчины говорят категоричнее женщин. Для женской речи характерны назывные восклицательные предложения: Мужчина же "генетически" грубоват в выражении проявления чувств. Он не умеет словами выражать эмоции. Говорить эмоционально для них - " не по-мужски". В споре мужчина старается перевести разговор с уровня чувств на уровень логики, в чем может больше контролировать ситуацию.

Традиционно считается, что " женщины предпочитают чувства разуму" Стендаль В разговорах женщины чутко реагируют на то, что в данный момент происходит вокруг них, в то время как мужчины отличаются "психологической глухотой", то.

По сравнению с мужчинами, женщины тоньше понимают слово, лучше различают функциональные стили, больше любят поэзию.

Но в то же время женщины реже мужчин пишут стихи, предпочитая роль читателя. Добродетелью мужчины считается красноречие, не только словесное, но и жестовое. А добродетель женщины - молчание, к чему, по мнению мужчин, женщина должна стремиться. Женщины чаще срываются на крик, плачут, смеются. Мужчина старается избежать проявления подобных "женских" эмоций, как ласка, нежность.

У женщина преобладает подсознание и интуиция, у мужчин - рациональность мышления. Женщины в большинстве консервативны, мужчины - агрессивны и предпочитают активную стратегию. Мужчинам свойственна коммуникативная агрессивность, женщинам - коммуникативная терпимость. В общении мужчины более настойчивы, самодостаточны, жестки, иногда грубы; женщины более уступчивы, мягки. Мужчина старается доминирвать в беседе, управлять ее развитием, намерения выражать прямо, без использования корректных и чересчур вежливых форм.

Женщины более спокойны в речи, в жестах и позах. Женщины лучше чувствуют состояние окружающих, чаще проявляют состарадние, сочувствие к партнеру по беседе. Женщины менее склонны обосновывать свои неудачи отсутствием знаний, способностей, а объясняют их невезением, злым роком, судьбой. Ну и о речи персонажей вообще Речевая характеристика. Как разнообразить речь персонажа.

Образ героя художественного произведения складывается из множества факторов — это и характер, и внешность, и профессия, и увлечения, и круг знакомств, и отношение к себе и окружающим. Один из главных — речь персонажа, в полной мере раскрывающая и внутренний мир, и образ жизни. Образ авантюриста Остапа Бендера неотделим от его афористичной, изобилующей остротами речи.

Из современных писателей к мастерам речевых характеристик можно отнести Бориса Акунина. Главное, не хотел его мочить. Думал, подскочит сзади, когда Ботаник в тачку полезет в тачку он, в смысле Ботаник, влезал по-уродски, башкой вперед, с откляченным задоми тогда он, в смысле Рулет, подлетит, рванет у него, в смысле у Ботаника, папку — и ноги. А тот вцепился насмерть. Ну и что было делать? Короче, тухляк вышел полный. Талантливо созданная речевая характеристика героя — украшение художественного текста и важный штрих к портрету персонажа.

Умелое использование речевых характеристик — один из инструментов профессионального литератора. И нет ничего скучнее героев разного возраста, разного рода занятий и темпераментов, которые говорят одинаковым языком. Есть два способа создания речевых характеристик: О нем-то и поговорим.

Но для начала определимся, какие возможности открывают перед писателем речевые характеристики. Функции речевой характеристики 1. Характеризующая - чтобы лучше раскрыть образ героя, его индивидуальность, подчеркнуть какие-то черты характера или принадлежность к определенной группе профессиональной, этнической, социальнойособенности воспитания.

Через изменение речевой характеристики персонажа можно показать изменения в характере и в образе жизни героя. Моряк Мартин при первом разговоре с аристократкой Руфь: А вот сейчас никак не переварю, чего вы говорите. Не по зубам. Не учили меня. Книжки я люблю, и стихи тоже, и читаю всякую свободную минутку, а только по вашему отродясь про них не. Потому и толковать про них не умею. Я вроде как штурман — занесло невесть куда, а ни карты, ни компаса нету.

Может, укажете, куда держать путь? Вы то откуда узнали все это, про что рассказывали? Мартин, ставший известным писателем, разговаривает с Руфь, к тому времени - его бывшей невестой: Когда я был тот же, что теперь, — как человек, как художник, тот же самый Мартин Иден? Вот вопрос, над которым я бьюсь уже много дней, — это не только тебя касается, но всех и каждого.

Ты видишь, я не изменился, хотя меня вдруг стали очень высоко ценить и приходится все время напоминать себе, что я — прежний. Та же плоть у меня на костях, те же самые пальцы на руках и на ногах. Я тот же. Я не стал ни сильнее, ни добродетельнее. И голова у меня все та. Я не додумался ни до единого нового обобщения ни в литературе, ни в философии. Как личность я стою ровно столько же, сколько стоил, когда никому не был нужен.

А теперь чего ради я им вдруг понадобился, вот что непостижимо. Сам по себе я им наверняка не нужен, ведь я все такой же, как прежде, когда не был им нужен. Значит, я нужен им из за чего то еще, из за чего то, что вне меня, из за того, что не я! Сказать тебе, в чем соль? Но признание— вовсе не. Оно обитает в чужих умах.